kovaleva: (Default)
Высокий контекст — это не что-то ужасное. Это очень нужная штука, и именно поэтому она возникает в таких объемах.


Вся суть высокого контекста в создании комфорта в общении между своими носителями. Пресловутая русская душевность в виде разговоров на кухне — это общение внутри высокого контекста. Люди, друг от друга далекие, на одной кухне не собирались.

Весь высокий контекст содержит информацию в очень плотном виде. Это похоже на экшн-скрипты: когда в программу забивается последовательность действий, а потом одной кнопкой вызывается волшебство. Формирование подобных скриптов в коммуникации занимает время, но зато окупается сторицей.

Read more... )

kovaleva: (Default)
Еще раз по заявкам трудящихся — что такое высокий контекст. Высокий контекст — это территория, где происходит насыщенная смыслами коммуникация. Эти смыслы без специальной подготовки считать невозможно. При этом люди мгновенно опознают высокий контекст, если коммуникация насыщена терминами. Но иногда никаких терминов нет, а общение все равно никуда не ведет. Это происходит потому, что любой живой язык позволяет набить нестандартными смыслами типовой набор символов. В этих случаях чужакам кажется, что они поняли, о чем речь, но позже выясняется, что нет.

Проблема еще и в том, что высокий контекст не осознает, что он высокий. Люди вкладывают в слова совершенно определенные значения и привыкают к ним. Им не приходит в голову, что кто-то может понять их совершенно не так. Люди забывают, что сами потратили значительное время на усвоение истинных значений слов и выражений. Когда что-то стало понятным, кажется, что оно является таким же понятным для всех.
Почему так трудно общаться... )

kovaleva: (Default)
В молодом возрасте нет причин работать над навыками слушания. Во-первых, никто не подозревает, что их нет. Во-вторых, от них не видно пользы.

Как выглядит день нашего школьника? Он приходит в школу и ему начинают лить в уши нечто. Из-за особенностей программы это нечто имеет мало общего даже с предстоящим тестом — по этой причине родители и вынуждены заниматься с детьми. Т.е. на человека обрушивается некая речь, которая ему не интересна и не нужна. Вынести это невозможно, и уши закрываются. На перемене уши не открываются, потому что часть общения вынесена в сети, а устная часть проходит в режиме шевеления усами, где информационный обмен сведен к минимуму. Можно слушать невнимательно.

После школы ребенок приходит домой. Вечером встречается с родителями. И если родитель не вовлечен плотно в общение с ребенком, а просто ездит ему по ушам «где пятерки? опять чашку разбил? да я в твои годы», то уши уже не просто закрываются, а заклеиваются. Для надежности. Исключения из этой истории есть, но их не очень много, и их сразу видно.

Слушание идет в комплекте со смотрением, что усложняет ситуацию.Read more... )

***

Aug. 18th, 2017 12:27 pm
kovaleva: (Default)

И от знания того, почему тебя понимают неправильно, ничего не меняется. У американцев нет причин менять свою формулировку для японца, потому что они не смогут предсказать, что он услышит в следующий раз.

В той же книге Дои есть дико смешное описание американского семейного обеда, где хозяева сначала задалбывают гостя бесконечным выбором напитков — идешь и идешь по этой развилке, сначала должен выбрать крепость, потом тип, потом еще что-нибудь, и кажется, что это никогда не кончится. А потом подают безальтернативное горячее блюдо. И тут я ощутила себя с другой стороны баррикад, потому что мы поступаем как американцы. Вот скажите, часто ли вы готовите горячее на выбор? А напитков вполне можно разных купить.

Кажется, все культуры абсурдны.

kovaleva: (main)


Я люблю книги о чужой культуре, но не могу сказать, что они инструментально и немедленно полезны. Но в них есть другое. Если книга хорошая, то она может заставить задуматься и поискать в себе то, что уже было найдено в иностранцах. И если найдешь, то этот трофей может навести на интересные мысли и развернуться к миру другим боком. Либо найти что-то категорически другое, и этому подивиться.

Вот книга Такэо Дои «Анатомия зависимости» о японцах. Когда я ее закончила читать, единственное слово, которое я смогла из себя выдавить, было «фигасе». Мне тогда очень хотелось написать об этой книге, но имеющийся инструментарий не способствовал.

Я и сейчас не буду пытаться излагать концепцию «амаэ», на которой там все стоит. Это лучше к автору. Перескажу только историю про фразу Help yourself. Она меня так зацепила, потому что при первом столкновении я восприняла эту фразу так же, как автор.

Как вы знаете, Help yourself — это дежурная фраза, которой американец предлагает вам брать со стола все, что угодно. Аналог нашего устаревшего «Угощайтесь». Ее, конечно же, лучше воспринимать ситуативно, потому что попытка задуматься над смыслом немедленно привела автора к мысли, что она имеет оттенок «никто больше не поможет вам». Я в свое время этот оттенок тоже считала. И он безумно неприятный. Хотя американцы зашили в эту фразу свою любимую независимость и никого не хотели обидеть. Но когда культуры встречаются, могут вылезти неожиданные вещи.

kovaleva: (Default)

Умение слушать является ключевым для успеха внутри низкого контекста.

Особенность низкого контекста — это большое количество явных правил, которые не подвергаются интерпретации. И это значит, что в отличие от высокого контекста, где перспективного новичка будут водить за руку, здесь ничего подобного не будет. Нужно понять все с первого раза. Кроме того, внутри высокого контекста может помочь агрессия, а ей слушать ни к чему, надо сразу орать. Но вернемся к низкому контексту и пользе слушания.

Как ни странно, людей мало учат слушать. Когда маленький человек приходит в школу, предполагается, что он уж слушать он умеет. Это, конечно же, не так. Слушать тоже нужно учить. Если вы сравните, как умеет слушать другого профессиональный переговорщик или психотерапевт, вы увидите, как это нужно делать на самом деле.

Для того, чтобы услышать собеседника, нужно в первую очередь обеспечить две вещи:

Read more... )

kovaleva: (Default)
По заявкам трудящихся. Контекст называется высоким тогда, когда он насыщен большим количеством деталей, о которых вслух каждый раз не говорят. Потому что о них все заинтересованные лица знают. У высокого контекста — высокое содержание скрытых деталей.

У низкого контекста — малое количество скрытых деталей. По возможности все произносится вслух или пишется. У низкого контекста — низкое содержание скрытых деталей.

Термины придумал Эдвард Холл в 1976 году.

Это явление можно было бы считать чисто эстетическим, но оно очень сильно влияет на возможности людей быстро обменяться информацией и понять друг друга. У меня есть подходящая картинка, на которой хорошо видно, что низкоконтекстная территория значительно прозрачней.

Смотреть картинку... )

Но мне не кажется, что есть практический смысл говорить о высококонтекстных и низкоконтекстных культурах, это только людей с толку сбивать. К тому же людям обидно, когда их всей страной относят к высокому контексту. Они начинают выделять в себе разные области, например, считать французскую Канаду высококонтекстной территорией, а английскую — низкоконтекстной, и всячески по этому поводу ругаться. Поэтому, на мой взгляд, есть смысл говорить не о культурах, а о группах.

kovaleva: (Default)
Надеюсь, я уже доказала, что невозможно приписывать культуре целиком высокий или низкий контекст. Уместно говорить о группах высокого и низкого контекста. Единственное, что можно признать, что некоторые культуры более склонны к определенному типу контекста. Наша, например, в данный момент тяготеет к высокому контексту и стремится образовывать группы с собственными правилами общения. Каждый иностранец, изучающий русский язык, знает, что если ты научился общаться с одним русским, это не значит, что ты научился ладить со всеми. Они какие-то разные, эти русские.

Зачем вообще про это знать? Затем, что в зависимости от типа группы нужно вести себя по-разному. Внутри низкого контекста, где правила существуют в открытом виде, нужна предельная четкость выражения своих мыслей и умение читать и слушать. Про проблемы со слушанием я потом напишу отдельно (написала). Внутри высокого контекста нужно максимально быстро выучить имеющиеся правила. Здесь недостаточно уметь смотреть и слушать. Нужно еще и правильно интерпретировать информацию. Правила внутри группы высокого контекста не существуют в виде списка. Это огромный набор нюансов, который собирается годами.

Главный признак группы высокого контекста — невозможность понять со стороны, что происходит. Вот произнес человек загадочные слова «именно невеста», и все хохочут. Без знания того самого анекдота непонятно, чего хохочут. Это типичный высокий контекст. Можно было бы подумать, что эта ситуация относится только к личному общению, ведь любая группа друзей со временем нарабатывает свой набор выражений, но нет. Эта история распространяется далеко за пределы личного общения.

Вот пример из производственной деятельности.

Read more... )

kovaleva: (Default)
Идея описать культуры высокого и низкого контекста была хороша. Но она себя исчерпала. Хорошо видно, что внутри одной национальной культуры прекрасно уживаются территории с высоким и низким контекстом, и, значит, дело не в культуре. Дело в группе, которая использует такой тип общения.

Быстро прыгнем в сторону и вернемся. Культурой высокого контекста считается культура, где не надо большого количества слов для решения проблемы. Все необходимые компоненты уже вписаны в контекст. Почему так называется — здесь.

Пример общения в рамках высокого контекста. За ужином отец семейства молча протягивает руку вдаль. Сидящий у солонки член семьи молча вкладывает солонку в протянутую руку. Коммуникативный акт успешно завершен. Это высокий контекст. Такая же механика действует и внутри рабочих ситуаций. Босс кричит: «Просрали все полимеры», и это значит, что нужно в кратчайшие сроки предложить план выхода из кризиса, либо уволиться от греха подальше. Человеку со стороны эти нюансы непонятны, поэтому чужакам очень трудно внутри культуры высокого контекста. К культурам высокого контекста традиционно относят Японию, Саудовскую Аравию, Таиланд, Китай, Италию, Россию.

Read more... )

kovaleva: (Default)
Психологический шум в коммуникации производит не говорящий, а слушатель. Фактически это беруши, которые каждый носит с собой, только в уши они втыкаются сами, когда хотят.

Этот шум возникает, когда человек нервничает, раздражен, счастлив и вообще в любые моменты выплесков эмоций. Разумеется, этот шум портит не только устную коммуникацию, но и письменную. Поэтому и рекомендуют отложить какое-нибудь неприятное письмо в сторону, всегда есть шанс, что через два часа в нем не будет ничего ужасного.

Слушатель генерирует эти шумы совершенно самостоятельно. И это оскорбительно для говорящего. Ты готовился, раскладывал материал, подбирал картинки, а люди тебя слушают и думают, когда уже можно будет пойти пить пиво. Но тут ничего нельзя сделать. Еще смешнее ситуация, когда ты напоминаешь человеку кого-нибудь ужасного или, наоборот, прекрасного из его прошлой жизни, и теряешь или набираешь очки в зависимости от фильтра с той стороны. Запустить этот эффект может что угодно — мимика, тембр, скорость речи, определенные слова. Иногда такое узнаешь о себе от людей, чего в жизни не ожидал. Я собираю коллекцию ассоциаций, связанных у людей со мной, и самыми выдающимися вещами в этом списке пока что являются представитель Интерпола и наглый енот. И люди даже смогли мне объяснить, что у меня с ними общего. А вы когда-нибудь узнавали о себе что-нибудь такое?

Этот вид шума может уменьшить только человек на принимающей стороне, и, конечно, за этим стоит следить. Как минимум не стоит обращаться за важной информацией, когда ты в принципе не слышишь, что тебе говорят.

---

Недавно я писала про другие виды шумов — логический (американцы называют его organizational noise), смысловой (он же семантический) и культурный.

kovaleva: (Default)
Логический шум в коммуникации, который мешает людям понять говорящего, возникает от неправильной подачи материала. Неправильность возникает в следующих случаях:

- материал изложен непоследовательно,
- в материале пропущены важные для понимания вещи,
- в материале присутствуют лишние, хорошо известные аудитории вещи.

Два последних пункта показывают, что не существует такого текста, который идеально подходил бы любой аудитории. То, что для одной из них лишнее, для другой совершенно необходимо.

Со структурой дело обстоит немного проще. Если говорящий не скачет по материалу, а излагает все строго последовательно от проблемы к решению, от причин к событиям, от главного к деталям, то надо пожать ему за это руку. Я хотела подобрать подходящие примеры «хорошо» и «плохо», но с ужасом поняла, что логический шум всегда идет в комплекте со всеми остальными. Человек, который не держит структуру сообщения, обычно еще и говорит нечетко, стесняется и производит все остальные виды коммуникативных шумов. Так что мне не удалось подобрать пример с чистым логическим шумом, и примера «плохо» не будет.

Зато я нашла отличный пример из категории «хорошо». Это Гордон Рамзи, который поделится с нами пятью кулинарными секретами. Идеальная последовательность, идеальное дополнение картинкой того, что не сказано, и к тому же хорошая энергичная подача. Можно не соглашаться с ним по сути, например, я ни за что не буду класть анис в рис, семья меня не поймет, но по форме он безупречен.

Логика Рамзи... )
kovaleva: (Default)


Назначить конференц-колл для участников из разных стран — это целое дело. Даже учитывая, что сейчас не надо помнить, какая с кем разница, кто переводит время на зиму, кто не переводит, потому что все это есть в сети. Потому что главная проблема — сделать всем удобно. И при некоторых обстоятельствах это в принципе невозможно.

Есть очень славный сервис www.timeanddate.com, где можно забить в расписание все города участников и посмотреть, когда всех лучше собрать. Время отмечено интуитивно понятным цветом: зеленые клетки — удобно, желтые — не очень, красные — ужасно. Сервис, понятное дело, предполагает, что люди разговаривают днем, а ночью спят.

Я создала условный конференц-колл на понедельник, и на картинке видно, что удобно всем не получается никогда. Тут я, конечно, выпендрилась, включив в число участников Факаофо, но он был в списке! Значит, там есть кто-то, кто желает общаться.

Посмотреть расписание... )


И вот смотрю я на эту задачу, где, как ни крути, все равно обидишь Факаофо, и понимаю, что наши сложности со звонками в Японию были сущей ерундой.



kovaleva: (Default)
В продолжение вчерашнего. Френды обратили внимание, что время — это чуть ли ни самый больной межкультурный вопрос. Когда вы назначаете встречу или сроки, нужно понимать, что другая сторона понимает под фразой «приходите к 19:00». Некоторые автоматически прибавляют час к этому времени, а некоторые являются за 10 минут до него. Обычно чем южнее точка, тем позже приходят. Внутри одной культуры эти вещи легко уравновешиваются, потому что или все опаздывают, или все приходят вовремя, но при столкновении разных получается нехорошо. О таких вещах представителей другой культуры не предупреждают, потому что это никому не приходит в голову. «Разве рыба думает о воде, в которой плавает?»

Естественно люди меняют свои привычки под рынок, с которым работают. Поэтому итальянец, который всю жизнь работает с немцами, будет относиться ко времени как немец, а не как итальянец. И будет этим вводить всех в заблуждение.

На этом фоне особенно смешно выглядит московская норма. Все должно происходить вовремя кроме встреч. Если какое-то дело не сделано минута в минуту, москвич будет дымиться от гнева, но на физические встречи такая требовательность не распространяется. Частично это объясняется тем, что время на перемещение по городу у нас плохо прогнозируется, если задействовано что-то кроме метро. Но есть и другая причина. Появление на встрече минута в минуту может показать, что у вас других дел нет, а, значит, вы человек малозначимый. Некоторые так увлекаются этой идеей, что перегибают палку. Я знала одного человека, который считал, что нужно опаздывать на встречу на час, а лучше на три. Это совсем экзотика, и она требует объяснения, поэтому его персонал с придыханием сообщал: «Босс обедает с Путиным». Никто почему-то не проникался.

Чисто индивидуальные глюки, впрочем, невозможно рассматривать в рамках этой схемы. Есть люди, которые считают, что рабочие дела нужно делать вовремя, а домашние — как получится, а есть те, кто делает строго наоборот. Но это уже личные приоритеты, а не культурный шаблон.
kovaleva: (Default)
Своя культура мешает слышать представителя другой. Потому что фильтры, настроенные на скоростное понимание своих, чужих не пропускают. Даже тот, кто знает про культурный шум, часто оказывается не готов преодолеть очередное несовпадение.

Чтобы прорваться через такой шум, нужно двойное усилие: во-первых, надо понять, что именно мешает, во-вторых, придумать, как эту проблему обрабатывать.

Вот недавно я узнала, что в Штатах существует практика делить прах умершего родственника на всех заинтересованных лиц. Чтобы каждый получил себе немножко и увез. Дальше по желанию — хоронить, хранить дома, развеивать, всё, что угодно. Но это я узнала в режиме светской беседы, у меня было время поудивляться. А представляю себе такое на похоронах. Приезжаешь скорбный в черном, а тебя спрашивают: «На прах претендуешь?» Понятно, что такая тема обсуждается только между ближайшими родственниками, всем не предлагают, но все равно. Но, по крайней мере, здесь сразу ясно, где культурные несовпадения, и можно сразу начать их переваривать.

Read more... )

А вы с такими вещами сталкивались? Что для вас оказалось самым странным?

kovaleva: (Default)
Есть одно большое отличие между новыми западными книгами по коммуникации и нашими. Западные говорят: «Концентрируйтесь на собеседнике. Когда вы поймете, что ему надо, проще будет договориться». Наши говорят: «Держите в голове собственные интересы».

И то, и другое абсолютно верно, но в своем контексте. В нашей ситуации попытка подумать об интересах другого, обычно выливается в разговор с воображаемым собеседником. При таких делах все-таки сначала стоит разобраться с собой. Результат осознания своей цели будет выглядеть примерно так:


Посмотреть безумный куб... )
Человек попал куда хотел. Ну как смог с учетом обстоятельств.

А вот теперь он может начать думать о собеседнике.

kovaleva: (Default)
Всякий, кто читал американские книжки про коммуникацию, обязательно наталкивался на постулат «излагайте проще, в этом секрет успеха». И некоторые ему искренне верят. Однако зря, ибо коммуникация не настолько простое дело, чтобы жить по единственному принципу.

Есть как минимум два случая, когда понятность вредит, и мутность ей только в плюс. Назовем их «во имя зла» и «во имя добра». Зло и добро здесь относительны, зло распространяется на случаи, когда коммуницирующий желает выключить аудиторию, а добро — когда включить.

В рамках принципа «Во имя зла» коммуникатор желает задоминировать над аудиторией и показать ей, что он намного умнее. Для этого намерения яд незнакомых слов подходит как нельзя лучше. Однако его количество должно быть строго отмерено, если от аудитории требуются хоть какие-то действия, а не полный анабиоз. Потому что когда совсем ничего непонятно, аудитория засыпает, и тут уж ничего с ней не сделаешь.

Я много видела призывов быть дружественным и понятным, но это далеко не всегда верный путь. При попадании в агрессивную среду принцип интеллектуальной перегрузки оппонента может оказаться весьма продуктивным. В этот же арсенал попадают не только незнакомые слова, но и туманные формулировки, тяжелые обороты и объемные тексты. Ужасающие договора с мелкими буквами специально пишутся таким образом, чтобы никому не хотелось их читать.  Чтобы выйти из-под прессинга формата «во имя зла», нужно усилие воли, на то и расчет.

А в рамках принципа «Во имя добра», когда нужно все-таки включить внимание аудитории, незнакомые элементы вводятся совсем точечно. Отличный пример в ответ на историю про ракушки мне подсказал [livejournal.com profile] tovbard — включение в меню блюда «конкильони» заставило бы человека поинтересоваться, а что это? Тут только нужно помнить, что большая часть людей стесняется задавать вопросы и способна поинтересоваться одним словом, максимум двумя. Если слов окажется больше, наступит ситуация «во имя зла».

Так что в непонятности есть польза. Только дозу надо рассчитывать.

kovaleva: (Default)
Любая коммуникация происходит в окружении шумов. Они, понятное дело, мешают.

Куча народа считает, что единственный существующий шум — это шум физический, когда второй участник коммуникации вас не слышит. И тогда надо просто повторить погромче, и все получится. Особенно смешно, когда кто-нибудь очень громко и отчетливо повторяет иностранцу «МЫ! КАРТОЧКИ! НЕ БЕРЕМ! ТОЛЬКО! НАЛИЧНЫЕ!» И так десять раз подряд. Это, конечно, не помогает.

Шумов много разных. Один из моих любимых — семантический (он же смысловой), когда одно и то же слово нагружено разными смыслами в голове говорящего и в голове слушающего. Мы еще не в полной мере хлебнули этой радости, потому что долго прожили в однородной среде, но в ближайшее время ее будет больше.

Свежий пример такого шума — когда на собеседовании при приеме в школу ребенка спрашивают «а что нужно сделать, деточка, чтобы отправить письмо?» На что ребенок уверенно отвечает: «компьютер, телефон или планшет». Лицо у собеседователя вытягивается, ибо ответ верный, хотя и не соответствующий методичке. Но это добрый пример, потому что сразу понятно, что ребенок правильно ответил на вопрос, и утверждать обратное может только маньяк.
Еще две истории... )

А вы сталкивались с такими вещами? Как быстро вам удается понять, что вы обсуждаете что-то не то?
kovaleva: (Default)

Увидела в ленте пост, где человек жалуется, что у него нет идей. И ему, понятно, рекомендуют книги про генерацию идей, которые должны помочь. Прикол в том, что эти книги реально помогают, но только дело обычно не в идеях. А в неумении работать в нужном формате. Людям со стороны слово «творчество» кажется единым целым. И каждый условный творец должен все уметь или легко переходить из сферы в сферу. Но это не так.

Почему, например, лекции Открытого университета, щедро проспонсированные Ходорковским, выглядят так убого? Потому что они сняты не как лекции, а как телевизионные репортажи. А у журналистов никогда не возникает вопроса — а чего у нас герой такой замороженный? Кто есть, того и снимаем, главное — правда жизни. Перебивочки поставим, будет живенько. Это правильный подход в их формате, но в лекциях это неприемлемо. Лектору недостаточно поставить телесуфлер, его нужно разговорить, и, к тому же, желательно скрыть, что он с этого суфлера читает. И делается это не для лектора, а для зрителя, потому что зрителю нравятся живые люди, а не тушки. Что ютьюб доказывает в полной мере — кто бодр и весел, на того и аудитория собирается.

Read more... )


kovaleva: (Default)
Модели коммуникации раньше преподавали на гуманитарных факультетах, но обсуждать их было неинтересно. Но все изменилось, потому что внезапно в одном поле столкнулись адепты интерактивной модели с адептами трансакционной. Разумеется, в таких терминах люди о себе не думают. Первые говорят, ах, как хорошо в интернете, а вторые — хотим общаться лично, остальное — суррогат.

Есть три модели коммуникации (их в принципе больше, но для текущего разговора это неважно).

Все учебные и массовые коммуникации — это она. Она хорошо знакома всем со школы. Один вещает — все спят.  Или не спят. Для разнообразия. С ней сейчас большие проблемы, потому что всех учат говорить, а слушать никто не хочет, люди жаждут интерактива. Но она тут нужна до кучи, более интересны две других.

Интерактивная — модель «туда-сюда». Действует, в основном, в интернете. Отправил сообщение, получил сообщение. Между этими действиями коммуникации не происходит.

У молодого поколения эта модель прокачана дальше некуда. Она эффективна, потому что позволяет быстро обмениваться понятными сообщениями внутри привычного круга. Еще к текстам добавляются картинки, которые позволяют компактно передать эмоцию. Более того, отсутствие личного контакта добавляет каждому участнику смелости.

По причине четкой направленности, наличия готовых картинок и малого количества шумов эта модель нравится молодежи. И ровно по этой же причине не нравится старшему поколению, потому что они в большинстве своем не умеют работать с голым текстом, а дополнять сообщение картинками не любят.

Раньше в учебниках пытались натягивать интерактивную модель на деловое общение. Вот, дескать, на  встрече один говорит, потом другой говорит, полный порядок и четкий обмен. Это ерунда. Люди не могут не фонить невербалкой при личном общении, тем более, наши.

Трансакционная — модель «все время туда-сюда». Живет в личной коммуникации. Общение внутри нее идет непрерывно. Вы что-то говорите, а собеседник начинает вам отвечать лицом и телом еще до того, как начнет говорить. Более того, вы в принципе не можете создать чистое сообщение. Вы все время дополняете его всем собой.

Возникает дичайший хаос для тех, кто не умеет производить и считывать невербалку. Эта модель очень чувствительна к контексту и к шумам. Именно внутри этой модели шумы с рекордной эффективностью убивают коммуникацию.

Это самая проблемная модель на данный момент, несмотря на то, что она самая старая. Даже старшее поколение, которое любит ее больше всего, не очень эффективно ей пользуется. Люди не отдают себе отчета, насколько мало они выносят из разговора или насколько не то.

—-

Глупо же, наверное, спрашивать, что вы предпочитаете, если мы с вами уже в сети? Но все-таки, вам как проще? С живыми людьми или с аватарами?

kovaleva: (main)


Я слегка запуталась в книгах этого автора. Есть ощущение, что его книга «Кремлевская школа переговоров» и «Я всегда знаю, что сказать» — это одно и то же. При этом первая только что получила премию «Деловая книга», а вторую я как раз читала. Но начало у них совпадает буква в букву, поэтому я буду считать, что это одна и та же книга. Если вдруг я ошибаюсь, поправьте меня, пожалуйста.

«Я всегда знаю, что сказать» полезна для всех молодых людей, хотя описывает необычайно узкий аспект — переговоры, посвященные продажам. Советы автора пригодятся тем, кто собирается плавать в коммерческой среде и что-то в ней ловить, а описания ситуаций — тем, кто этого делать не собирается, и хочет найти себе другие занятия.

С первой категорией все просто — слушай внимательно, держи в голове свои интересы, рой яму оппоненту, помогай вылезать, когда он туда свалится (иначе кто же будет выполнять свои обязательства перед тобой?), и гляди по сторонам, может, уже пора с этих переговоров бежать. Сами постулаты кремлевских переговоров абсолютно безупречны. Полагаю, что кремлевскими они называются для красоты, потому что с этими фокусами меня знакомил еще директор с моего первого места работы, который к Кремлю прямого отношения не имел. Функционируют они железно, я вас заверяю. Но жить в среде, где нужно все время их применять, очень кисло. Впрочем, если в мире есть любители БДСМ, то такие штуки тоже должны кому-то нравиться.

Read more... )

August 2017

S M T W T F S
  12 3 4 5
6 7 8 9 101112
13 14 15 16 17 1819
20 21 2223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 09:57 pm
Powered by Dreamwidth Studios